Неизвестные страницы истории
21.02.2017

Золотой павильон Кинкакудзи (Золотой храм) – один из храмов в комплексе Рокуон-дзи. Золотой храм считается символом города Киото. Построен в период 1394 – 1397, когда военно-феодальный правитель Японии – сёгун Асикага Ёсимицу – неожиданно отрёкся от власти и поселился на окраине Киото. После его смерти Золотой павильон был передан во владение дзэновскому монастырю Рокуон-дзи.

Неизвестные страницы истории

Во время Второй мировой войны Золотой храм мог исчезнуть, как и весь город, если бы не вмешательство русского учёного-востоковеда Сергея Григорьевича Елисеева, сына купца Григория Елисеева, владельца знаменитых в Москве и Петербурге «Елисеевских магазинов«.
Впервые Сергей Григорьевич Елисеев (род. 01 января 1889 года) интерес к Востоку обнаружил в 1900 году, когда с отцом посетил Всемирную выставку в Париже. После окончания Русско-японской войны по совету русского востоковеда Сергея Фёдоровича Ольденбурга (впоследствии министр народного просвещения Временного правительства) занялся изучением Японии. Учился в Берлинском университете, т.к. в тот период система образования Японии находилась под влиянием немецкой. Затем учился в Токийском университете, став первым европейцем, окончившим это учебное заведение, и первым европейцем, получившим высшее образование в Японии. Вслед за окончанием университета в 1912 году Елисеев поступает в аспирантуру Токийского университета.

С. Г. Елисеев. Конец 1910-х гг.

В 1914 году возвращается в Россию. С 1916 года Елисеев – приват-доцент Императорского Петроградского университета и переводчик в Министерстве иностранных дел.
В 1920 году был арестован, но вскоре после освобождения нелегально вместе с семьей покинул Советскую Россию.

В Париже он преподаёт японский язык и литературу в Сорбонне, а также историю японского искусства в школе Лувра. В начале 1930-х Сергей Елисеев получает французское гражданство.
В 1932 году Сергея Елисеева приглашают в США для создания специального дальневосточного подразделения в Гарвард-Яньцзинском институте. В 1932 – 1933 гг. он читает лекции в Гарварде и становится профессором этого университета.
После начала Второй мировой войны обычная деятельность института была прервана, работа институт по большей части была трансформирована на военную программу обучения японскому языку.

Соединенные Штаты рассматривали Киото в качестве основной цели атомной бомбардировки во время Второй мировой войны, но в последний момент было принято решение о переносе атомных бомбежек на Хиросиму и Нагасаки.
Киото также избежал массированных бомбежек конца Второй мировой войны, которым подверглись все остальные крупные города Японии.

Известно, что Сергей Елисеев обратился с письмом к генералу Дугласу Макартуру (официально принял капитуляцию Японии 2 сентября 1945 года), умоляя его не бомбить Киото.
Так Золотой павильон Кинкакудзи остался цел, но в 1950 году Кинкакудзи в приступе безумия поджёг буддийский монах. Современное здание Золотого павильона – это точная копия оригинала, воссозданная после пожара. Сегодня Кинкакудзи служит сяридэном – хранилищем реликвий Будды («сяри» – частицы пепла похоронного костра Будды). В 1994 году занесён в список Мирового наследия ЮНЕСКО в Японии.

После окончания войны в 1945 г. деятельность Гарвард-Яньцзинского института была быстро восстановлена, а Сергей Елисеев продолжил свою научную и преподавательскую деятельность. Он возобновил прерванное войной издание «Harward Journal of Asiatic Studies», постоянно заботился об увеличении фондов институтской библиотеки по Дальнему Востоку. В настоящее время это собрание является одним из лучших в мире.

В 1957 г. Елисеев с женой возвращается в Париж. Сергей Григорьевич Елисеев скончался на 87-м году жизни – 13 апреля 1975 года. Похоронен на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

Подробнее о жизни Сергея Григорьевича Елисеева можно прочитать:

Официальный сайт Золотого павильона Кинкакудзи — 臨済宗相国寺派

Фото Золотого павильона Кинкакудзи в 1943 году.

Вид Храма после пожара 2 июля 1950 года.

2 июля 1950 года Кинкакудзи сгорел в результате поджога.

Свою версию этого события описал Юкио Мисима в книге «Золотой храм», которая вышла в 1956 и была переведена на русский язык Григорием Чхартишвили в 1993-м году.

В предисловии к роману Мисимы «Золотой храм» (СПб, Изд-во «Азбука», 2000), Григорий Чхартишвили (он же Борис Акунин – русский писатель, учёный-японист, литературовед, переводчик) написал следующее:

Юкио Мисиме было 45 лет. За свою недолгую жизнь он успел сделать невероятно много. Сорок романов, пятнадцать из которых были экранизированы ещё до гибели писателя; восемнадцать пьес, с успехом шедших в японских, американских и европейских театрах, десятки сборников рассказов и эссе. Но интересы Мисимы этим не исчерпывались. Он был режиссёром театра и кино, актёром, дирижировал симфоническим оркестром. Занимался кендо («путь меча»— национальное фехтовальное искусство), карате и тяжёлой атлетикой, летал на боевом самолёте, семь раз объехал вокруг земного шара, трижды назывался в числе наиболее вероятных претендентов на Нобелевскую премию. Наконец, в последние годы жизни немало толков вызывало его фанатичное увлечение идеей манархизма и самурайскими традициями; он создал и содержал на собственные средства целую военизированную организацию —  «игрушечную армию капитана Мисимы», как её именовала насмешливая пресса (после смерти писателя «Общество щита» сразу же перестало существовать)… Националисты, при жизни Миссимы относившиеся к нему с подозрением и даже враждебно, не читавшие его книг, немедленно объявили писателя носителем «истинно самурайского духа» и ежегодно отмечают годовщину его смерти.

Ещё больше шумиха вокруг смерти Мисимы обрадовала советских идеологов: определённым образом интерпретированная, эта история отлично дополняла картину внешнего мира, зверино-опасного для Страны Победившего Социализма. В Америке свирепствовал ку-клус-клан, в Греции –  «чёрные полковники», в ФРГ – реваншисты, очень кстати тут оказался «самурайствующий фашист» Мисима. Появились статьи в  «Правде» («В самурайском угаре»), «Красной звезде» («Наследники самураев»), прошла тассовка (сообщение ИТАР-ТАСС; — прим. ред.), перепечатанная множеством газет по всей стране: «Так называемее «самоубийство» Мисимы произошло совершенно не случайно. Оно является продуктом политики милитаризации, проводимой американо-японской реакцией…». Стоит ли после этого удивляться, что произведения писателя начали переводить на русский язык с многолетним опозданием, а его имя долгие годы было притчей во языцех у отечественных пропагандистов-международников?..

Роман Мисимы «Золотой храм» считается самым читаемым в мире произведением японской литературы.

При подготовке материала использована информация и фото открытых интернет-источников.