Я была в Японии. Записки взрослого человека...часть 1.

 

Автор публикации – Антонина Пашкевич.

Девичья фамилия – Замолоцких. Родилась в 1936 году в городе Усмань, Воронежской области ( по современному административному делению – Липецкой).  В 1954 году поступила на филологический ф-т Воронежского государственного университета. Через год бросила филфак и поступила на матмех, который окончила в 1960 году. Работала в Ленинграде и Москве на предприятиях ВПК. События своей жизни описала в документальной повести "Прошедшее время". В 2014 году по приглашению друзей посетила Японию.

      Мы летим в Японию. Мы – это моя сестра и я. Много раз меня приглашала семья моей очень близкой знакомой японки, но состояние здоровья и возраст очень осложняли решение: «лететь или не лететь». К тому же, существовали морально-этические соображения. Мне представлялась большая спонсорская, как сейчас говорят, поддержка, а по-простому помощь – Япония страна дорогая. Приглашающая меня японка оплачивала перелет туда и назад. Сестра предлагала оплатить гостиницу, хотя  нас приглашали жить в семье. Наконец, определились: мы летим вдвоем с сестрой, она врач и мы с ней достаточно близки, что должно положительно повлиять на наше путешествие, жить решили в гостинице, так как это удобнее для всех.

С оформлением виз сложностей практически не было – в пятницу мне выслали из Японии нужные для визы  документы, в понедельник в 10 часов с минутами мне их доставили. По моему личному опыту знаю, что почта в Японии работает безукоризненно, хотя она является государственной. Все разговоры в нашей стране, что какая-то структура работает плохо по тому, что она не в частных руках не состоятельна. Чего стоит работа наших жилищно-коммунальных учреждений, хотя они в частных руках.

Переслать документы в Петербург – приглашение и образец заполнения анкеты для сестры – оказалось не просто. Так случилось, что переслать документы я могла только тоже в пятницу, а сестре надо получить их не позже понедельника: она работает, и понедельник единственный свободный день у нее, а во вторник, не позже, надо сдать их в консульство. Сделать все надо было в короткий срок, так как, пока мы судили – рядили, день отлета наступал через неделю: авиабилеты были куплены очень-очень давно, а визы у нас еще не было. На передачу документов и оформление визы оставалось 8 дней, из которых 2 дня попадали  на выходные, а в выходные и праздники ни посольство Японское в Москве, ни консульство в Петербурге не работают.

Наша российская экспресс-почта гарантировала получение письма не ранее вторника, поэтому, по старой привычке, я пошла на вокзал уверенная, что, передам конверт с проводником вагона. Но оказалось, что у них твердое указание: никаких передач, включая открытые письма, они не берут. Обращение к начальнику поезда тоже не помогло:  он сослался, что по приезду в Петербург  будет очень занят и найти его будет трудно. Один из охранников вроде бы брался передать документы, но не получилось. Обратилась просто к пассажирке, показав, что я передаю. Она, к счастью, взяла мой открытый конверт. И в Москве, и в Петербурге разрешение на въезд мы получили на четвертый день, никаких проволочек не было: «Япония звала нас». Оформление медицинской страховки – дело непростое: надо найти страховую компанию с приемлемой стоимостью. Разброс стоимости  страховки в различных компаниях отличается на порядок и более.  Остановились на петербургской страховой компании «УралСиб».

21 апреля вылетели из аэропорта Шереметьево. Полет был спокойным: стюардессы приветливы, пассажиров немного, так что можно было даже прилечь.

В самолете было несколько японцев в медицинских масках. Я подумала, что люди не хотят прихватить какую-нибудь заразу в замкнутом салоне самолета, но потом, когда мы прилетели в Токио – то увидели много людей в масках – оказалось, в Японии очень много аллергиков, и люди защищаются от аллергенов, в частности, пыльцы сосны: повсеместно цвела сосна.

 В какой-то степени я готовилась к поездке в Японию: читала путеводители, ознакомительные с историческим экскурсом брошюры, еще раз перечитала знаменитого япониста Всеволода Овчинникова. Конечно, все прочитанное было полезным, но недостаточным. Читать о Японии больше надо теперь, когда я там побывала. А еще лучше, почитав, съездить еще хотя бы раз, уже осознанно: что смотреть, куда идти.

Самолет приземлился во время, нас встречали – все складывалось более чем удачно.  Из аэропорта Нарита (Narita), который расположен к северо-востоку от Токио, нужно было ехать в западную часть Токио в район 192-0046, 4-6-12, Myojincho, Hachioji, Tokyo. Там была забронирована гостиница B-inn Hachioji, которая и стоила не дорого, и была не далеко от дома наших знакомых, скорее друзей. Адрес гостиницы нам написали на случай, если мы, невероятно, но вдруг окажемся одни и заблудимся. Большая часть улиц в городах Японии не имеет названий, структурная единица – квартал. Первые 7 цифр означают почтовый индекс. Таким образом, адрес 4-6-12, Myojincho, Hachioji, Tokyo – это 12 дом в 6 квартале 4 микрорайона Myojincho, района Hachioji в Токио. Эти номера отражают последовательность застройки земельных участков.

На бесплатном экспресс-автобусе  из Нариты мы доехали до одной из самых больших узловых станций Токио – Синдзюку. У вокзала Синдзюку более 200 выходов, наземные и подземные станции которого ежедневно обслуживают почти 4 миллиона пассажиров. Это самый большой  для городского транспорта (метро, электрички, автобусы) пересадочный узел в мире! В переходах, соединяющих платформы всех линий, множество различных небольших магазинов, сувенирных лавок, кафе и ресторанчиков.        

Из окна автобуса, пока были за пределами Токио, видны рисовые поля, состоящие из небольших  ухоженных делянок, по размерам напоминающие наши участки в огородных товариществах, только строго геометрически правильные и засаженные одной сельскохозяйственной культурой. Часть из этих делянок была полностью залита водой, на иных уже появились ростки, но делянки были абсолютно безлюдны: только один человек в высоких резиновых сапогах что-то делал на своем участке.

                                Рисовые поля из окна электрички.

Видели мы за время нашей поездки на автобусе три или четыре очень высокие красно-белые трубы, на самом верху которых горели электрические лампы электрического же цвета. Оказывается, это заводы по переработке мусора, но никаких выбросов дыма было не видно.  

Потом пошли монотонные серые  дома, малоэтажные,  невыразительные, непривлекательного вида – пригород Токио – большой Токио, когда один город переходит беспрерывно в другой.  Это, как бы сказали у нас, спальный район, не более, как в 100 метрах от железной дороги  и значительно более  одного часа езды до места  работы.

 К тому же эти города  казались практически безлюдными: взрослые, очевидно, на работе, дети – в школе или детском саду, домохозяйки – за домашними хлопотами.              

В этом месте придорожная территория отделяется от жилого массива забором.

Иногда же жилые дома стоят совсем близко прямо вдоль железнодорожного полотна, и часто вдоль как бы улицы горшечное пространство, засаженное

цветами. Кое-где видны деревья и кустарники, очень много в это теплое апрельское время цветущих азалий.

Поразило множество автомобильных развязок, в основном, высоко поднятых над землей эстакад. Как можно разобраться в этой паутине дорог – моему уму непостижимо.

В Синдзюку мы пересели в электричку, в которой должны были доехать до нашей гостиницы. Кстати, вагоны электрички, как оказалось позже, визуально ничем не отличаются от вагонов метро. И там, и там у поездов абсолютно бесшумный, плавный ход, без раскачек,  подергиваний, в вагонах очень чисто: нет брошенных прочитанных газет, пустых банок, пластиковых бутылок из-под напитков.

В вагонах никаких граффити, тишина, хотя практически у всех пассажиров в руках мобильники со встроенным Интернетом. В вагонах электричек, метро, автобусах не говорят по телефону: запрещено, и законопослушные японцы это строго выполняют. В общественном транспорте Wi-Fi нет – он им не нужен. Доступ к интернету через телефон в Японии появился раньше, чем в Европе и Америке.

Над дверями вагонов метро и электричек – бегущая  строка, где по-японски и по-английски  указывается станция, куда прибывает поезд. Информация дублируется сообщениями на японском, английском и китайском языках. При остановке поезда над дверью, через которую будет осуществляться вход-выход, загорается изображение раздвигающейся двери. В каждом вагоне отведено место для инвалидов, стариков, женщин беременных и пассажиров с детьми. Обивка этих диванов другого цвета, чем окрас остальных диванов этого вагона-салона. Также по цвету отличаются и поручни в этой «резервации». Тем не менее «места неположенные» могут заниматься обычными пассажирами, и не всегда люди, как и у нас, торопятся уступать занятое место. Вагоны ниже по высоте, чем вагоны московского метро, отлично и бесшумно работают кондиционеры. 

 Вагон электрички.

Входящие пассажиры выстраиваются в строгую очередь друг за другом,

Выходят из вагона по середине между этими двумя очередями. Специально для этой цели на платформах обозначены места, где откроются двери поезда. Поезд остановится точно в указанном месте. Пока все не выйдут – в вагон не заходят. Все это в обычное время, как ведут себя люди в час пик, не видела, но думаю, учитывая менталитет японцев – спокойствие, неторопливость, чувство достоинства, услужливость, в хорошем смысле слова, позволяет им соблюдать привычный для них порядок.

В вагонах много спящих или дремлющих пассажиров. Рекламы достаточно много, но никакой самоиздательской, и тем более, никаких частных объявлений. Правда, в Московском метро сейчас практически тоже наведен  в этом деле порядок.

 Наша первая электричка в Японии.

Все поезда электричек и метро ходят с королевской точностью, не знаю, как относительно секунд, но минута в минуту точно, строго согласно времени, указанному на табло.

На табло же и указаны остановки отправляющихся по маршруту поездов.

Более того, на картах-схемах метро и электричек (эти схемы, естественно, совмещены) указано время следования от одной станции до другой.

 Линия метро помимо цветового кода имеет еще буквенное обозначение, а каждая станция не только имеет название, но и имеет порядковый номер, что очень удобно: заранее знаешь, сколько станций тебе проезжать, и какое время затратишь на поездку. Платформы узловых станций  тоже обозначаются соответствующими  цветовыми кодами, которые включают буквы линий и номера станций пересадок. На схемах движения электричек маршруты следования обозначены тонкими линиями и сверху указаны названия этих  железнодорожных линий.

Вокзал Киото: табло с расписанием суперэкспрессов на Токио.

 Большую часть центрального Токио охватывает кольцевая надземная  частная железная дорога (линия Ямоноте) Japan Railways (JR). Многие станции линии JR соединяют междугородние линии компании JR, линии пригородных железных дорог и городского метро. В Токио общественный транспорт включает также автобус, монорельс, трамвай, речной трамвай, такси, прокат автомобиля. В Токио, а скорее всего, во всей Японии нет троллейбуса.

  Сарариманы в Гинзе, Токио.

Среди пассажиров метро и электричек, да и на улице, выделяются люди в черных или темно синих костюмах, светлых, чаще белых рубашках, при галстуках, все с ноутбуками или сумками, в начищенных черных туфлях.

Это те самые знаменитые «сарариманы» – офисные служащие, работающие по 12 часов в сутки без оплачиваемых сверхурочных, без отпусков; работники, очень преданные своим корпорациям.

Отпуск, который они могут себе позволить, неделя, к тому же они часто работают и в праздники. Среди сарариманов нередки случаи «кароси» – внезапной смерти от переутомления на работе.

Sarariman – искаженное английское salary man – «человек на зарплате».

Искажение произошло, наверное, потому, что у японцев нет звука, соответствующего русскому и английскому «л». Отсюда «трудности перевода» даже для высококлассных профессиональных переводчиков, как утверждал наш известный советский корреспондент, проработавший длительное время в Японии, Всеволод Овчинников.   

Женщины в рабочее время одеты достаточно скромно, но чувствуется стиль и вкус.

     Женщины перед Токийским вокзалом.

 Почти на всех одежда (преобладают однотонные цвета) с длинными рукавами, несмотря, по московским меркам, на достаточно жаркую погоду, на шее шарфы самые различные, многие женщины в перчатках. В основном, женщины любого возраста в брюках, если же – в платье или юбке, то обязательно в чулках. Многие  с зонтиками, все закрывают от солнца обнаженные части тела.

В дневное время японки пользуются косметикой очень умеренно, но умело.

Выделяются школьники. Каждая школа имеет свою форму, включая обувь, школьные рюкзачки; чаще всего – у девочек и девушек блузки  с вариациями матросского воротника, у мальчиков - светлый верх, темный низ, обувь одинакового цвета и фасона в каждой школе.       

           

Мы оказались в Японии в канун Golden Week – Золотой недели. В это время на улицах городов очень много путешествующих по стране школьников.

29 апреля государственный праздник – День рождения Императора Хирохито – это посмертное имя Императора, правившего с 1926 по 1989 гг. (при рождении ему дали имя Сёва), он отец нынешнего императора Акихито.

Вся полнота власти по конституции 1947 года принадлежит Кабинету Министров,а Император выполняет представительские функции, но      пользуется огромным авторитетом.             

В начале мая в Японии целая череда государственных праздников, включающих День конституции – 3 мая, День Зелени – 4 мая и День Детей – 5 мая, в который акцентируются мальчики. Много местных праздников, связанных с различными явлениями природы, цветами.

Азалии, лотос, ирис, хризантема, сакура, японский клен, сосна –  национальные цветы и деревья  Японии, если можно так сказать. В этом ряду почетное место занимают  азалии, в честь них даже учрежден праздник. С 10 апреля по 5 мая в разных местах Японии проходит праздник азалий.

Государственные праздники, приходящиеся на конец апреля и начало мая, и составляют Золотую неделю – неделю  всеобщего отдыха японцев, к тому же обычно в это время, как правило, замечательная погода: без дождей, тепло и солнечно.

Школьная форма обязательна не только в школах Токио, но и во всей стране, поэтому группы школьников везде очень заметны.

Школьники с наставником на экскурсии.

Золотая неделя для школьников – дни различных экскурсий, их много в местах, значимых для японцев. Все группы школьников сопровождаются наставниками, которые чаще всего в строгих темноцветных костюмах с погончиками.                

Путешествуют не только школьники, также много путешествуют  по собственной стране и взрослые, особенно в период Золотой недели.

Как уже сказала ранее, 5 мая отмечается День детей. В прошлом, да и в большей степени сегодня – это  День мальчиков.

Истоки праздника  Дня мальчиков, относятся к первым векам нашей эры, когда он был действом, связанным с наступлением весны, началом полевых работ и просьбой к богам о благополучии общины. За длительное время празднования  Дня мальчиков не раз менялись   символы этого праздника.

Флаги-карпы у входа в зоопарк Уэно.

В настоящее время символом праздника является рыба-карп, как считается, самая сильная и выносливая рыба. В этот День желают всем мальчикам, чтобы они  выросли сильными  мужественными и жизнестойкими мужчинами, способными перенести все трудности жизни.    

В домах, где есть дети, готовятся специальные ритуальные блюда, в основе которых – рис. Рис – это здоровье детей и средство для продолжения рода. В Японии рис – это как хлеб в России: всему голова.

В честь мальчиков задолго до Дня детей вывешиваются красочные флаги («кои-набори») в форме карпов  не только у входа в парк и у храмов, но и на шестах перед домом. Длина флагов-карпов, вывешиваемых у дома, зависит от возраста детей. Самый большой флаг символизирует главу семьи. В празднике принимают участие дети до 15 лет.  Яркие флаги в виде карпов развевались также и на оживленных торговых улицах.

Флаги-карпы висят не только у частных домов, но  и у официальных зданий, в частности, у входа в здание Токийского вокзала.

Карпов разводят в прудах парков,  прудах при святилищах. Карпы в Японии издревле считаются священными рыбами. Их  разноцветных, бывают даже полосатые, жирных и медлительных,  очень много плещется в водоемах  у святилищ.

 Карпы в пруду города Нара.

Карпы настолько привыкли к людям, что  говорят, если опустить руку в воду и слегка пошевелить пальцами, то они подплывут к руке.                             

В сегодняшний День детей была проведена в Японии благотворительная акция в пользу  пострадавших от недавнего (произошедшего в 2011 году) Великого восточнояпонского землетрясения и цунами, когда погибло свыше 15000 человек. К сожалению, беда не приходит одна: в результате этих стихий произошла еще и авария на атомной электростанции "Фукусима -1".

Я несколько удалилась от хронологического изложения нашего пребывания в Японии.

Так вот, из аэропорта мы сразу же поехали в забронированную еще в Москве гостиницу в пригороде Токио в районе Hachioji.


 Кои-набори перед Токийским вокзалом.


Приехали в гостиницу, оплатили счет за два дня, так как на третий планировалась поездка в древние столицы Японии, Киото и Нару. За эти два дня проживания в гостинице в номере на двоих мы заплатили 17 030 иен – это примерно 170 долларов. Потом, после вояжа в Киото и Нару, мы еще 4 дня жили в этой же гостинице, но заплатили больше – 39 010 иен, так как на эти даты попал один праздничный день, 29 апреля. В праздники цены на проживание повышаются, причем, чем выше класс гостиницы, тем больше повышение.

Наш номер был весьма скромным: две кровати, туалетный столик с зеркалом, он же и письменный, проводной интернет из розетки, одно(!) кресло, в номере – ванна и туалет. Телевизор и  чайник стоят на широком подоконнике.

Для пользования интернетом (я взяла с собой ноутбук, в основном, для связи с родственниками, так как телефонная связь с Россией недешевая) нужно иметь адаптер – напряжение в сети в Японии 100В. На следующий день после приезда намечен был наш первый вояж по Токио. Мы решили начать его с  центра города с Императорской площади, потом посмотреть и погулять по Гинзе, самому элегантному району Токио, заодно купить адаптер, для чего зашли в один из бесчисленных универмагов Гинзы, которые здесь называются «депато», от английского department store – «универсальный магазин».

Наша очаровательная спутница – она же переводчица и гид, объяснила, что нам надо. Каково же было удивление, когда к нам пригласили русскоговорящего работника магазина. Оказалось, что он узбек из Самарканда, который после развала Союза оказался в Японии.  В советское время  он

закончил японское отделение Самаркандского университета. Уже 8 лет живет в Токио, у него здесь родились двое детей. Далеко разбросало наших соотечественников!

Сейчас у него уже все нормально, но первые годы было трудно. В Японии нет выраженных резерваций для иностранцев, но, тем не менее, многие  иностранцы селятся компактно. Так вот он живет в районе, где в основном, проживают русские и узбеки.

Видно, что он был очень рад общению с бывшими соотечественницами и возможности поговорить на русском языке. Так вот, он нам предложил взять дешевый адаптер, сказав, что он будет нормально работать, а ведь мог бы порекомендовать и дорогой: мы же все равно ничего не понимаем в адаптерах.

 Холл в гостинице B-inn Hachioji.
Вообще , японцы никакой товар не будут навязывать в ущерб покупателю.

Вернемся к бытовой части нашего пребывания в гостинице.

Гостиничные  и домашние  туалеты в Японии – это вообще, «отдельная песня»: унитаз снабжен подогревом сиденья,  с «пультом», над  и  под кнопками которого изображены пиктограммы с дополнительными пояснениями, в том числе и на английском языке, какой именно функцией наделена та или иная кнопка. Здесь есть и биде с подогревом воды, и музыкальное сопровождение процесса первые 20 секунд после нажатия кнопки указаний.

Как только сел на унитаз – на некоторое время начинает течь вода, наверное, чтобы сразу смывалось то, что поступило.  К тому же очень  качественный  материал унитаза: он не впитывает запахи, да и вытяжка прекрасная.       

Туалет в гостинице с пультом управления.                                                  

Общественные туалеты в Японии на каждом шагу – на улицах, на станциях электричек и метро, в магазинах, кафе, ресторанах, парках. Все туалеты бесплатные и безупречно чистые. Во многих туалетах, особенно в общественных туалетах в парках, на станциях метро и вокзалах, оборудованы места  для пеленания детей, в автоматах бумажные пеленки-подстилки. Во всех туалетах предусмотрены отдельные кабины для инвалидов.

Более того, в общественных туалетах, практически во всех, памятка- предупреждение – взять салфетку, они в автоматах перед входом в кабины, и прежде, чем сесть на унитаз, сиденье вытереть. В некоторых туалетах бумажные специальные одноразовые чехольчики, по форме совпадающие с сиденьем, которые надо положить на сиденье, а потом уже сесть, об этом тоже посетителям напоминают.  В Японии сохранились кое-где и туалеты традиционно японские, где надо садиться на корточки, но тоже безупречно чистые.

Курят на улицах только в специально отведенных местах, и то достаточно редко. В городе – на улицах, у магазинов, ресторанов, в парках, у общественных туалетов – ни одной  брошенной бутылки, банки, пластикового стаканчика, бумажки, окурка. Везде, можно сказать, стерильная чистота. Из окна электричек не увидеть никакого мусора: пакетов, банок, бутылок.

Создалось впечатление, что в Японии чистота возведена в культ.

У нас же всякая дрянь – «визитная карточка» привокзальных территорий, железнодорожных путей, общественных туалетов, которых бесплатных – увы,  практически  нет, но и в платных не на много чище. Без слез и стыда нельзя смотреть в окно вагона, автобуса, заходить в общественный туалет. Это, так называемое лирическое отступление от темы: чистота в общественных местах – моя больная мозоль.               

Разместившись  в номере и приведя себя в порядок после длительного перелета (летели 9 часов 20 минут), мы поехали на приглашенный ужин к нашим друзьям в микрорайон Хаяма того же района Хачиодзи (Hachioji).

Как оказалось – это район малоэтажный, в основном застроен двух и трех этажными домами, белыми, с балконами. Как правило, балконы на первом и втором этажах, с мансардами. У некоторых домов миниатюрные  ухоженные садики, поблизости, но в стороне от домов – гаражи, не портящие общего очень чистого вида и приятного  впечатления элегантности района: чувствуется, что люди любят место, дом, в котором живут.

Для удобства оплаты за проезд в метро и электричке нам посоветовали купить карточку PASMO, которая действительна на всех электричках и метро, кроме суперэкспрессов «Синкансен». Карточку можно пополнять по мере расходования денег, имеющихся на ней.

Любой  вид городского и междугороднего транспорта в Японии очень дорогой, зависит от расстояния твоего проезда, к тому же на каждой  линии ты оплачиваешь проезд той компании, услугами которой воспользовался. С карточки все это списывается автоматически при переходе через турникет.

Полосы желтой плитки на полу платформы указывают направление к билетным турникетам.

Входишь на станцию и прикладываешь к валидатору карточку, это же повторяешь и при выходе со станции. Разовый билет опускаешь в щель  турникета. Считывается с карточки необходимая плата, разовый билет пробивается, и он выскакивает. Всё  это делается моментально: билет теперь уже из другой щели, выскакивает несколько раньше, чем проходишь через турникет, как-то очень внезапно, ну прямо как черт из табакерки.

При пересадке на другую линию операцию надо повторить. Снимается суммарная сумма за проезд; разовые билеты не возвращаются пассажиру, очевидно, их автоматически собирают  для последующей утилизации.

На всех станциях полицейские, готовые оказать помощь или дать справку, стоят на возвышении, поэтому их очень хорошо видно практически с любого места станции.   

        Турникеты на станции токийского метро и дежурный полицейский.

Нас встретили у станции электрички.  Через несколько минут пешей прогулки, без всяких приключений мы оказались в доме, где нас ждали.

Дом наших друзей – частный ( жить в частном доме – престижно), 2-х этажный, с мансардой, где может разместиться только одно спальное место, там спит сын хозяев.       

На первом этаже небольшой коридорчик – вход в дом, кухня, туалет, ванная комната  и большая, наверное, около  30 квадратных метров, гостиная.

Дом наших друзей утопает в пышной зеленой растительности.

Кухня очень маленькая, буквально – место, где только готовят еду.

Ни о каких посиделках в кухне и речи не может быть. Столовая – это часть гостиной.    

Около дома садик, не более пяти квадратных метров, и белая беседка, обвитая плетущимися еще не зацветшими розами.

Позже, к сожалению, практически сразу после нашего отъезда, зацвели розы. Мне переслали фотографию цветущих роз, обвивающих дом. Вид потрясающий!

У дома на тротуаре много ящиков с цветами.

            Беседка в садике хозяев дома.

 Цветы в горшках-вазах, декоративных ящиках здесь у каждого частного дома. Эта форма украшения улиц очень развита в Японии. Цветы в горшках, вазонах почти у каждого здания и в центре Токио. 

  Гостиная.

Это гостиная, в ней – 2 рояля, 2 стола, 2 дивана, стулья, шкаф для посуды и вертикальный сервант. На стенах много картин, в том числе и европейских художников,  декоративных тарелок, изделий из гжели и керамики.

 Стойка отделяет кухню от гостиной.

На втором этаже – спальни: хозяина, хозяйки, дочери.

Слева от входной двери за стойкой (она же и дверь) – маленькая кухня, в которую есть еще отдельный вход из коридора. Готовят на газе, хотя это дороже, чем готовить на электроплитке, но удобнее и быстрее, так считают хозяева. Бытовой газ и электричество в Японии очень дорогие. 

Справа от входной двери в гостиную в углу мемориальный столик – в традициях синто почитания предков. На столике портреты родных и очень близких усопших друзей и  даже любимой собаки, на стене портрет умершей не так давно сестры хозяйки – известной в Японии художницы – Суми Хара.

Из гостиной выход на балкон. На балконе цветы и аквариум с рыбками.  В доме много кошек, поэтому балкон застеклен и всегда закрыт. Когда-то несколько лет назад к ним пришла кошка, они ее приютили, но оказалось, что она была беременная. Через некоторое время появилось семеро (!) котят, один не выжил. Никому пристроить котят не смогли, с тех пор так и живут, теперь уже большие очаровательные котяры, пользующиеся статусом членов семьи.  Преданные подданные сына. Интересно, что все они – черного цвета.            

  Один отдыхает, другой – на страже.

 Отопления в доме практически нет. В особо холодное время включают электрический подогрев полов. В доме всегда очень прохладно.

К нашему приходу был накрыт стол. Любая трапеза в кафе, ресторане и дома начинается со стакана воды со льдом или чая – холодного зеленого, иногда черного. На столе стояла электрическая жаровня – на ней сковорода, на которой поджаривали тонко нарезанные ломтики баклажанов, грибы, свинину, очень вкусную и внешне напоминающую импортное мраморное мясо у нас. Свинина в Японии в основном отечественная, есть и импортная, чаще всего из США. Импортное мясо в Японии значительно дешевле, чем местное. Все продукты слегка обжаривались на оливковом масле. Все очень вкусно. Потом пили  черный восхитительный чай Earl Grey: в Токио очень хорошая вода.  

Глава семьи, Хироаки-сан, работает архитектором в известной в Японии компании Nikken Sekkei, по проекту которой построена в 2012 году знаменитая новая телебашня Tokyo Sky Tree, что переводится как "Небесное дерево Токио". Tokyo Sky Tree расположена в центральном районе Сумида, ныне это самая высокая телебашня в мире. Интересно, что ее высота вместе с радиомачтой 634 метра, совсем не случайна. На старом японском это число произносится как «му-са-си», что созвучно названию «Муcаси», именно так называлась в старину эта историческая область. Хироаки-сан также принимал участие в проектировании различных высоток, в частности вот этой изящной, серо-голубой с красными полосами в токийском районе Одайба. Кроме того, он участвовал в разработке очень оригинального архитектурного решения музея искусств POLA (см. видео – Pola museum of art), расположенного в курортном районе Хаконэ.

 Хирооки-сан на фоне своего детища.

Район Одайба считается самым футуристическим районом Токио и одним из самых любимых мест хозяина.

Хозяйка дома Эмико-сан – профессиональная  певица и пианистка. Сейчас – учительница пения и музыки. В настоящее время у нее берут уроки пения немолодые женщины, но об этом позже. Эмико-сан предполагает в ноябре этого года приехать в Москву, а возможно, и Петербург, где даст концерты.

Семья, любезно пригласившая нас в Японию.

Возвращаюсь к теме нашего приезда на ужин.

Так как нужное нам место очень близко от гостиницы, всего 5 остановок на электричке, мы решили, что приедем одни. К сожалению, нам через одну станцию надо было делать пересадку. Оказалось, что там не одна линия, и мы засомневались: куда идти, на какую конкретно станцию? Решили позвонить и уточнить наш маршрут. При каждой станции есть блок, где размещаются служащие станции. К ним мы и обратились. Служащий нас понял и подвел к телефону-автомату, который находился за территорией платформы.

Позвонить мы не смогли, монеты выскакивали. Почему – мы сразу не выяснили, а потом забыли, так как больше звонить по автомату нам не пришлось: звонили со стационарного телефона в гостинице. Решили ехать, припомнив данные нам ранее указания.

Возвратились к турникетам. Все наши попытки пройти на посадочную платформу, заканчивались тем, что валидатор загорался красным цветом: вход нам был запрещен. Опять пошли к дежурным, теперь уже с "жалобой" на технику. Оказалось, на нашей карте пробит только вход на станцию, а выход – нет. По логике японской техники мы не могли вновь входить, не выходя со станции; мы же прошли к телефону через служебное место, и наш выход на карточке не был зафиксирован: принцип – берем только за предоставленную услугу.        

И надо же так случиться, что в этот же день, но уже в нашей гостинице, после возвращения из гостей, произошло еще одно ЧП – в гостинице погас свет; как оказалось, ЧП районного масштаба, в буквальном смысле слова. Темно было не только в гостинице, но и на улице.  По громкой связи что-то по-японски говорили. Мы здорово струхнули: землетрясение?

Я вышла в коридор, там лежа на полу, головой в коридор, японец читал книгу: в коридоре горел аварийный свет, аварийная слабенькая лампочка горела и в номере.

Ну, если японец спокойно читает книгу, значит, ничего страшного! Как  потом узнали, свет не горел более 2-х часов во всем районе Hachioji. Не  ходил электрический транспорт, только такси и автобусы, на улицах темно.    

Значит, техногенный  фактор может проявиться везде, даже в такой высокотехнологичной стране как Япония.                                   

Все служивые люди везде, где мы их видели, носят форму. Очевидно, служебная форма  уравнивает внешние проявления имущественного неравенства, существующего в любой стране.                               

К тому же форма в Японии означает, по-моему, ещё и принадлежность к определенному  месту работы, связанному чаще всего с обслуживанием людей.

Стройки, которых достаточно много, никому не причиняют неудобств; на строительной площадке и вокруг нее – завидная чистота и порядок,  для обеспечения безопасности случайных людей у входа на стройку стоит дежурный. Перед въездом на стройку, в некоторых местах стоит робот – регулировщик.

На фотографии с роботом видна стоянка велосипедов. Скорее всего – это строители приехали на работу. Велосипедная парковка – открытая площадка, велосипеды просто поставлены, никаких замков!

Как правило, в Японии ничего не крадут. Если же вы что-то потеряли, не страшно, обычно все найденное приносят в ближайший полицейский участок-кобан.

  Дежурная у въезда на стройку.

 Если же что-то забыли в общественном транспорте, нужно обратиться к   компании-перевозчику или ближайший полицейский участок.

 Робот-регулировщик у стройки.

Это мы испытали на себе: 26 апреля утром в Киото у касс-автоматов мы, покупая билеты, оставили пакет со всеми нашими деньгами (!) на полке рядом с автоматом,  и спокойно, не торопясь, пошли на станцию. Через турникет еще не прошли, как нас, запыхавшись, догнал японец, и вручил нам наш пакет. Мы настолько опешили-остолбенели, что даже не спросили его имени. Он же очень торопился, поэтому быстро, прямо-таки убежал, вероятно, спешил на поезд.

Любую работу японцы делают добросовестно, с достоинством и аккуратностью. Это садовник-творец красоты за работой: все аккуратно, рационально, под рукой.

 Садовник за работой.

 У японцев традиционно всякая работа важна и выполняется с  умом, достоинством  и ответственностью.

Такое ответственное отношение к работе определило и уровень, как у нас говорят, Японский сервис выше всяких похвал! На второй день проживания в гостинице мы должны были достаточно рано поехать в центр Токио в парк Императорского дворца. Так как накануне из гостей мы вернулись поздно, то решили не заниматься разбором вещей, оставили все как есть, и на дверь повесили стандартное сообщение  об отказе от уборки. Когда мы вернулись, то под дверью лежало, то же скорее всего, стандартное, извинение на английском языке, что в номере не убрано, но в удобное для нас время будет убрано.

В магазине, кафе тебе обязательно скажут: «Аригато-о-о» – «Спасибо» – независимо от того: купил ты у них что-то или нет. Причем, чем длиннее тянут «о-о-о», тем глубже благодарность. Спасибо за то, что зашел, а может быть, придешь еще и уже что-нибудь приобретешь. Деньги за покупку или расчет в кафе, ресторанчике и ресторане принимают только через кассу, при этом

наличные кладешь на лоточек. Сдачу и чек дают тоже на лоточке: каждая купюра и металлические деньги лежат отдельно друг от друга – ты видишь сдачу всю. Каждую покупку или каждый вид продуктов упакуют сначала отдельно в полиэтиленовый пакет. Потом все это сложат в общий бумажный пакет-сумку и еще сверху края пакета скрепят бумажной липучкой.

На мой взгляд, в Японии бытовая философия людей и философия государства сводится к формуле: «Всё для человека и во имя человека – всем должно быть комфортно» и главное, что эта философия живет и действует.

Даже Всемирная выставка "Экспо–70" в Токио проходила под девизом: "Прогресс и гармония для человечества".

Чаевые в Японии не берут: их могут даже принять за оскорбление или официант может подумать, что вы забыли деньги и бросится бежать за вами вслед, чтоб их вернуть.

 Стоянка велосипедов у рыбного рынка Цукидзе.


Тротуары от дороги не отгорожены бордюром нигде, их отделяет разделительная полоса, как правило, в красных  или желтых тонах.

Кроме центральных улиц Токио, везде тротуары очень узкие, меньше метра в ширину. Иногда по тротуару можно пройти только гуськом, т.е. по одному человеку: двум не разместиться. Много велосипедистов, создается впечатление, что это основной вид транспорта, но специальных велосипедных дорожек нигде не видела.

 Спрос рождает предложение.

Как правило, на велосипедах прикреплены кресла для детей – сзади и спереди, да еще корзинка для поклажи. Велосипеды выполняют роль и служебного транспорта: на них часто перемещаются почтальоны и полицейские.

Японцы, как правило, ездят на маленьких машинах. И в столице нынешней, и бывших большие машины встретишь нечасто, по-видимому,  и в других местах их тоже немного. Культура поведения автоводителей – и профессионалов и любителей – очень высокая: никто не обгоняет и не нарушает правил вождения.

Очень редко увидишь большие дорогие автомобили на дорогах Токио, КиотоНары, в основном, наверное, представительские. Правда, есть отдельная категория довольно вместительных автомобилей – это такси.

Японские такси выкрашены в самые разные цвета.  Если в правом нижнем углу ветрового стекла горит красный иероглиф, то такси свободно, если зеленый – занято (??). Двери такси открываются изнутри автоматически, с водительского сидения, для удобства пассажиров. Дергать двери  – считается неприличным.


Спрос рождает предложение.Это – первые бытовые впечатления о Японии и ее приветливых вежливых жителях.                      

Люди европейской внешности очень заметны среди японцев, тем более  белокожих не так уж часто встретишь в Японии. Часто задаваемый вопрос, особенно  в транспорте:

— Американо?

— Ноо, Россиа, Москва.                                      

Если ты видишь белого иностранца в Японии, то, скорее всего, это американец. Но наш ответ не уменьшал внимания и приветливости японцев: не единожды попутчики в транспорте угощали нас конфетами – и всегда с  открытой доброжелательной улыбкой. Конечно, зачастую улыбка у японцев – дежурная, но лучше не всегда отражающая радость улыбка, чем откровенное недружелюбие, а то и хамство.          

Как писал Всеволод Овчинников: «Японская вежливость – это, прежде всего, стремление  людей при любых контактах блюсти достоинство друг друга, избегать ситуаций, способных кого-либо унизить».                                            

Ведь равнинная территория Японии заселена очень плотно: то есть  это как бы на территории такой страны как Финляндия расселить 90% населения России.  Без реализации девиза: «Давайте жить дружно» – прожить в Японии не возможно.

Прекрасная страна Япония, но есть здесь одна, непривычная для россиян особенность – это страна трехмерная – ширина, длина, высота улиц: в ней нет горизонта, так милого и необходимого нам, с детства привыкшим к бескрайним российским просторам.

Продолжение: Императорский Дворец и Гинза


Автор: Пашкевич А.В.
Фото: Пашкевич А.В.
Видео: Pola museum of art
Подготовила: NY